Главная страница » Музей Алабина » Экспозиция и выставки » Коллекции музея » Коллекция документов по истории края

КонтактыКарта сайта

Коллекция документов по истории края


Договор с купцом Буреевым об аренде его здания под городскую тюрьму.

Здание Самарской губернской тюрьмы. 1904 год.

Камера-одиночка Самарской тюрьмы, в которой в 1916 году находился В.В.Куйбышев. Фото конца 30-х годов.

В.В. Куйбышев в камере Самарской тюрьмы. Рисунок неизвестного художника.

Подготовка плотов
к сплаву на
Ставропольском лесном
участке на
строительстве
Куйбышевской ГЭС. 29
мая 1939 года.

Завод имени М.В. Фрунзе
сразу после эвакуации
из Москвы Куйбышев. 1941 год.
Заготовительный,
литейный, кузнечный
цеха.

Проходная завода имени М.В. Фрунзе в Куйбышеве. 1942 год.

Панорама города Жигулевска. На переднем плане – лаготделение. 1954 год.

Насечка балок перекрытия водопроводных галерей на строящейся Куйбышевской ГЭС


Вид с нижнего бьефа строящейся Куйбышевской ГЭС.

Фотодокументы по истории уголовно-исправительной системы в Самарской области

(опубликовано: Ерофеев В.В., 2005. Использование материалов Самарского областного историко-краеведческого музея им.П.В.Алабина при подготовке книги по истории ГУИН Самарской области // Из истории музейных коллекций. Вып.2. Самара. С.13-23)

Поиск исторического иллюстративного материала (в первую очередь фотографического) об истории мест лишения свободы России связан с определенными трудностями. Особенно это касается периода с 1917 по 1991 годы (советский период), поскольку все подобные материалы в то время считались нежелательными для открытой публикации. В связи с указанным обстоятельством места лишения свободы в СССР в эти десятилетия практически никогда и никем не фотографировались, а немногие имеющиеся иллюстрации указанного периода в основном и поныне находятся лишь в частных собраниях.

В этом свете нельзя переоценить значение огромного фотографического фонда СОИКМ, в котором хранится немало фотографий, прямо или косвенно затрагивающих деятельность мест лишения свободы советского периода. Конечно, среди них практически нет изображений, где фотограф непосредственно запечатлел, например, исправительно-трудовые лагеря сталинских десятилетий или содержащихся в них заключенных. Однако компетентный исследователь при изучении фотоколлекции музея всегда имеет возможность определить, какие именно фотографии относятся к исследуемой им теме. Для этого ему нужно быть знакомым с историческими условиями соответствующей эпохи и иметь информацию, в каких хозяйственных сферах и на каких объектах в указанное время использовался подневольный труд заключенных.

С момента основания Самарской крепости и примерно до середины XIX века тюрьмы в нашем городе строились исключительно из дерева и представляли собой обычные крестьянские избы большого размера, которые в целом мало подходили для многомесячного (а то и многолетнего) содержания в них большого количества людей. Лишь с 1850 года в Самаре начали возводить специальные тюремные здания и даже целые комплексы, причем власти города и вновь образовавшейся Самарской губернии пошли по пути привлечения к тюремному строительству частного капитала. Так, с 1850 по 1852 году самарская тюрьма располагалась в здании, арендованном у купца Пешкова, с 1852 по 1854 годы – в здании купца Ф.С.Плотникова, а в 1854 году это учреждение переехало в комфортабельные по тому времени помещения, специально для этих целей построенные купцом третьей гильдии В.Е.Буреевым на углу улиц Алексеевской и Ильинской (ныне улицы Красноармейская и Арцыбушевская). Подлинник договора об аренде самарскими властями указанных зданий ныне хранится в фондах СОИКМ.

В домах Буреева самарская тюрьма располагалась почти полвека – до 1898 года. Хотя купец в течение указанного времени за свой счет пристроил к комплексу еще несколько строений, в том числе и православную церковь, все равно этих тесных помещений для растущего города не хватало. Положение изменилось лишь после 5 августа 1894 года, когда в нашем городе была открыта Самарская тюремная инспекция, ставшая одним из подразделений образованного незадолго до того Главного тюремного управления МВД Российской империи.

Первым самарским тюремным инспектором был назначен коллежский советник Сергей Андреевич Верещагин, который сразу же после своего вступления в должность развил бурную деятельность по обследованию местных тюрем. В течение ближайших месяцев он посетил все уездные центры Самарской губернии, после чего пришел к выводу, что ни одно из вверенных ему заведений не отвечает элементарным требованиям, предъявляемым к содержанию заключенных. Итогом его инспекторских поездок стал обстоятельный проект строительства в Самаре новой губернской тюрьмы, расположенной на углу улиц Полевой и Ильинской (ныне Арцыбушевская). Этот проект был принят к исполнению довольно быстро, после недолгих проволочек и поправок. Его реализация заняла немногим более трех лет, и уже 1 декабря 1898 года состоялось открытие новой самарской тюрьмы. Ее здание использовалось по первоначальному назначению до 1934 года, когда по решению Самарского крайисполкома оно было передано под общежитие студентов медицинского и политехнического институтов.

В фондах СОИКМ имеется немало фотографий Самарской губернской тюрьмы, ее отдельных подразделений, камер, а также карточки некоторых заключенных. Пожалуй, самым знаменитым узником этого учреждения был В.В.Куйбышев, который содержался здесь с сентября 1916 по январь 1917 года. В фондах СОИКМ есть копии его тюремных документов, фотографии, а также рисунки неизвестного художника, в которых рассказывается об аресте Куйбышева и его нахождении под стражей.

В советские годы основным типом учреждений, в которых содержались заключенные, стали уже не крытые тюрьмы, а исправительно-трудовые лагеря (впоследствии – колонии). До 1934 вся советская система УИС находилась в ведении ОГПУ СССР, а с августа указанного года она стала подчиняться вновь образованной структуре – Главному управлению лагерей НКВД СССР (ГУЛАГ НКВД СССР). Именно этому ведомству в течение 30-х – 50-х годов поручалось возведение наиболее важных и ответственных народно-хозяйственных объектов нашей страны. Это следует рассматривать как парадокс истории: коммунистическое общество, то есть общество свободных тружеников, власти ВКП (б) и СССР пытались построить руками заключенных, настоящих рабов советского режима.

В августе 1937 года с целью возведения двух гидроэлектростанций – Куйбышевской и Переволокской (вместе они получили название Волгостроя) секретным постановлением СНК СССР было образовано Самарское управление исправительно-трудовых лагерей (Самарлаг). В октябре 1940 года Самарлаг в связи с финансовыми и организационными трудностями ликвидировали, а его имущество сразу же было передано тогда же образованному Управлению особого строительства Куйбышевской области (Особстрою) и Безымянскому управлению исправительно-трудовых лагерей (Безымянлагу). Главной задачей этого ведомства стало сооружение комплекса авиационных и моторостроительных заводов на Безымянке, которая тогда была пригородом областного центра. В течение последнего предвоенного года заключенные Безымянлага возвели все основные сооружения завода № 1 (ныне РКЦ «ЦСКБ-Прогресс»), завода № 18 (ныне авиационный завод), завода № 24 (ныне АО «Моторостроитель»), завода № 525 (ныне АО «Металлист»), завода № 207 (ныне АО «Салют»), заводского аэродрома (ныне аэродром «Безымянка»), Безымянской ТЭЦ, а также множество других объектов. В феврале 1946 года обе эти организации были упразднены как выполнившие свою задачу.
Самым трудным периодом деятельности Безымянлага следует считать промежуток между октябрем 1941 и январем 1942 годов, на который пришлась сдача в эксплуатацию большинства важнейших объектов всего оборонного комплекса. В это время численность заключенных была доведена до рекордной цифры – около 90 тысяч человек (наибольшая среди всех лагерей СССР того времени). При этом условия их содержания оказались очень тяжелыми: в те дни в Безымянлаге порой умирало до 25 человек в сутки (больше, чем за тот же период в лагерях Колымы). Само же строительство безымянских заводов в соответствии с секретным постановлением СНК СССР было объявлено сверхлимитной стройкой НКВД СССР. Такая невероятная концентрация сил и средств позволила сдать упомянутые предприятия в эксплуатацию в кратчайшие сроки – уже к концу января 1942 года.

Наибольшее число фотографий из фондов СОИКМ, относящихся к теме УИС, посвящено следующей крупнейшей стройке не только Самарской области, но и всего СССР – Куйбышевской ГЭС (впоследствии – Волжской ГЭС имени В.И.Ленина). Исправительно-трудовой лагерь, обслуживающий его строительство, по имени расположенного здесь села Кунеевка получил название Кунеевский ИТЛ. Он был образован в соответствии с постановлением Совета Министров СССР и приказом МВД СССР от 6 октября 1949 года. Местом его дислокации тогда же был определен город Ставрополь Куйбышевской области. В течение восьми месяцев (со дня основания и до июля 1950 года) лагерь входил в структуру Главгидростроя МВД СССР, и численность его заключенных в это время колебалась от 1250 до 1320 человек. Так было до тех пор, пока в августе 1950 года, сразу же после публикации постановления Совета Министров СССР о начале работ по возведению ГЭС, не было создано специализированное управление Куйбышевгидрострой, подчинявшееся непосредственно МВД СССР. Первым начальником Куйбышевгидростроя и Кунеевского ИТЛ тогда же был назначен генерал-майор инженерно-технической службы (одновременно – генерал-майор КГБ) Иван Васильевич Комзин, а главным инженером – Николай Федотович Шапошников (в 1952 году его на посту главного инженера сменил Николай Васильевич Разин).

Численность Кунеевского ИТЛ довольно значительно колебалась в разные годы и месяцы и зависела от темпов гидростроительства. Так, на 1 января 1951 года в нем содержалось 15864 человека, на 1 января 1952 года – 24985 человек, на 1 января 1953 года – 45961 человека, а на 1 января 1954 года – 46507 человек. К этому времени во всем ИТЛ насчитывалось 15 лаготделений, объединенных в 24 лагпункта. При этом нужно учесть, что только в четвертом квартале 1953 года, то есть уже после «бериевской» амнистии, в места лишения свободы, привязанные к строительству гидроузла, прибыло дополнительно 12998 человек.
По состоянию на 1 января 1954 года спецконтингент Кунеевского ИТЛ в основном состоял из лиц, судимых за тяжкие преступления. В их числе были осужденные на срок от 5 до 10 лет – 19308 человек, на срок от 10 до 15 лет – 11290 человек, от 15 до 20 лет – 2955 человек, свыше 20 лет – 838 человек.

Крупнейшим объектом на первом этапе этой грандиозной стройки считался котлован ГЭС, куда в первой половине 1953 года круглосуточно, в три смены, выходило от 12 до 15 тысяч заключенных, а также до 2-3 тысяч вольнонаемных рабочих и технических специалистов. В это время труд заключенных, как и в середине 30-х годов, снова стал стимулировать¬ся прогрессивной системой зачета рабочих дней. Это означало, что при выполнении нормы на 121% и выше один день ударной работы такому передовику засчитывался за три дня его заключения в лагере. В результате на строительстве росла производительность труда, а на большинстве участков выполнялся производственный план.

Куйбышевская ГЭС была торжественно открыта 9 августа 1958 года. Алую ленточку перерезал сам Первый секретарь ЦК КПСС Н.С.Хрущев, специально приехавший для этого из Москвы. Тогда же закрытым постановлением Совета Министров СССР большая группа строителей ГЭС из числа заключенных Кунеевского ИТЛ удостоилась государственных наград. Для большинства из них тогда же была объявлена амнистия, а остальным лагерникам значительно сократили сроки заключения. Сам же Кунеевский ИТЛ был упразднен в соответствии с приказом МВД СССР от 12 марта 1958 года.

Строительству Куйбышевской ГЭС посвящены значительные по объему разделы фотофонда СОИКМ. На них в первую очередь запечатлены возводимые гидротехнические сооружения, а вот людей можно увидеть очень мало. Лишь сейчас мы можем понять, почему это произошло: значительная часть строителей крупнейшей в то время ГЭС мира были заключенными. А вот большинство руководителей СССР и КПСС, приезжавшие на эту стройку века, считали необходимым пообщаться с простыми рабочими-гидростроителями, и сопровождающие их фотографы в подробностях запечатлели моменты этих встреч. Поэтому в фондах СОИКМ можно увидеть министра иностранных дел СССР В.М.Молотова, секретарей ЦК КПСС Л.И.Брежнева и А.А.Андреева, министра промышленного строительства СССР А.В. Первушина в окружении представителей простого народа, в числе которых оказалось и немало расконвоированных заключенных. Иногда на этих фотографиях попадаются и лагерные сооружения, случайно попавшие в объектив фотоаппарата.